Начало / Периодика / Наши люди / Интервью с Ольгой Уэллс

Интервью с Ольгой Уэллс

Сегодня у нас интервью с Ольгой Уэллс.* С этой гостеприимной женщиной знакомы очень многие русскоговорящие жители Коламбии. И многие знают о том, что она любит лошадей и что у ней есть свои лошади. А вот о том, откуда пошло это увлечение, знают совсем немногие…

pict1_reduced_comp

Корреспондент: Итак, Оля, Вы известны в нашем сообществе прежде всего своей любовью к лошадям. Вот откуда это пошло?

Ольга: Пошло это с «Трёх мушкетёров», прочитанных в возрасте тринадцати лет. Но я росла в маленьком закрытом городе, так называемом «почтовом ящике», и лошадей там не было. Поэтому мечта детская так и осталась неосуществлённой. В институте я училась в Москве, что тоже не располагало к занятиям конным спортом. Прокаты лошадей тогда не были популярны, а заниматься в секции надо было начинать с детского возраста, так что попасть в секцию, будучи уже студентом, было не реально. Когда после окончания института по распределению я попала в Ростов-на-Дону, там впервые осуществилась моя мечта сесть на лошадь.

К.: О! Там места хорошие — степь.

О.: Да там поскакать по степи тоже не удавалось. В основном ездили верхом на Ростовском ипподроме. Там была конно-спортивная школа, одна из лучших тогда в России по современному пятиборью и по троеборью. Кстати, на Московской Олимпиаде в 1980 году её воспитанники выиграли «золото». Собственно, вот оттуда и началось моё увлечение лошадьми. Там я в первый раз в жизни села на лошадь, взяла несколько уроков верховой езды. А потом пристрастилась к тому, что было популярно в России ещё в те годы, а сейчас, наверно, ещё более популярно — верховые походы. Первый мой поход был по Южному Уралу. В Башкирии мы провели 17 дней. Это были не радиальные выходы — каждый день туда-обратно покататься верхом. Это было целое путешествие - 17 дней от одной «точки» до другой, с рюкзаками, с палатками, с продуктами. 17 дней в седле!

К.: Здорово! И как ощущения были?

О.: Ощущения были совершенно незабываемые! В последний день, когда мы возвращались на базу, «разрывалось» сердце от прощания с лошадью, потому что за 17 дней она становилась настоящим «боевым другом и товарищем». Мы с ней и реки вброд переходили, и в болотах увязали, и лошадь выносила меня на себе. Вот так и понимаешь, что лошадь значит для казака, для кавалериста — это действительно товарищ. Там я приобрела друзей, с которыми наша дружба длится всю жизнь. Этим летом ко мне приезжает одна из знакомых по тому самому конному походу. Она когда-то жила в Твери, сейчас живёт в Австралии, она будет у меня всё лето в гостях. А познакомились мы с ней в том самом конном Башкирском походе.

К.: Надо же как!

О.: Дружба на всю жизнь! Вообще конники – это особые люди, не важно, на каком ты уровне – мастер спорта или новичок. Даже выражения специальные есть - «лошадники» в России, а здесь - «horse-people”. Мы друг друга понимаем, всегда найдём, о чём поговорить. Я являюсь членом одного из конных клубов в Колумбии. И все мы, как семья, поддерживаем друг друга, помогаем друг другу, собираемся вместе.

pict2_reduced_comp

Самое большое увлечение Ольги – лошади. А их у неё две.

К.: Общий интерес объединяет.

О.: Да. Но для большого спорта возраст не тот — ведь чтобы достичь хороших результатов, надо начинать с ранних лет. Поэтому для людей после 40-50 лет остается не так много возможностей. В основном это — прогулки для удовольствия. Правда, есть ещё такой вид спорта, который стал недавно популярен в России, а во всем мире он давно развивается. Называется он «дистанционные пробеги».

К.: А это что такое? В первый раз слышу…

О.: Это соревнования, которые даже, наверное, войдут в Олимпийский вид, - подготовка лошади на выносливость.

К.: То есть не сам всадник участвует?

О.: Всадник участвует, конечно, на лошади, но идея в том, чтобы провести лошадь по дистанции, сохранив её в целости. Потому что сесть на лошадь и помчаться галопом, выжимая результат, и загнать лошадь - это никому не надо. Надо пройти дистанцию так, чтобы лошадь осталась в полном здравии и полной силе. Одним из критериев прохождения дистанции является ветеринарный осмотр. Ветеринары должны зарегистрировать итог прохождения дистанции, как здесь называют - «fit to continue”.

К.: То есть, что лошадь в состоянии скакать дальше?

О.: Да. Дистанции начинаются от 25 миль, это самая короткая дистанция, потом 50 миль, и Олимпийская дистанция 100 миль — 160 км. В 5 утра старт и обычно к 4 часам дня финиш.

К.: - 11 часов на лошади!

О.: Не все эти 11 часов ты едешь. Каждые 25 миль остановка, и лошадь проходит ветеринарный осмотр, затем 30 минутный отдых. Так вот, на каждом пункте ветеринарного контроля ждет команда поддержки. Как на «Формуле — 1» колёса меняют за 10 секунд, здесь примерно то же самое. Лошадь надо расседлать, может быть, её надо окатить водой, помыть — это всё делает группа поддержки, потому что всаднику самому надо передохнуть немножко, перекусить.

К.: А ограничения для лошадей по возрасту для этого спорта?

О.: Нет, ограничений нет. Любая лошадь, по правилам — любой представитель семейства лошадиных.

pict3_reduced_comp

Ольга и её арабский скакун Ra Nadir Ataan ( Атаан).

К.: То есть, даже пони подойдёт?!

О.: Пони подойдёт! Теоретически можно даже на муле ехать или на зебре, поскольку она тоже лошадь! Там есть своя специфика — когда проводится ветеринарный контроль, первый параметр, который оценивают ветеринары, это частота пульса лошади. 64 удара за одну минуту — это порог, если он выше, то животное не восстановилось после работы, и к ветеринарному контролю не допускается. Поскольку во всём мире пробегами уже давно занимаются, выяснилось, что самая лучшая способность к восстановлению - у арабской породы лошадей. Арабская лошадь сама по себе небольшая, а объём сердца — самый большой из всех лошадей относительно массы тела. Если посмотреть статистику лошадиных пробегов за последние 10 лет, выигрывают только арабские лошади. Поэтому, когда я приехала в Америку (а в России я тоже занималась пробегами), и когда стал вопрос о покупке лошади, мой естественный выбор был — арабская лошадь.

К.: То есть Вы занимались этим видом спорта ещё в России?

О.: Да. Правда в 100-мильном пробеге я не участвовала, только на 25 и 50 миль.

К.: А здесь, в Америке?

О.: Нет, здесь в Америке всё оказалось по-другому немножко, чем я себе представляла. В России те же конные походы — куда хочешь, туда и едешь, а здесь земля или частная, или государственная. На частную землю тебя не пустят. А если земля государственная - взять хотя бы всеми любимый Рок Бридж-парк - ну не разрешается там на лошадях ездить! Через дорогу Ганс-Крик или Три-Крик — там можно на лошадях, а в Рок Бридж — нельзя. Получается, что для того, чтобы на лошади поездить 1-2 часа в своё удовольствие, иногда надо лошадь грузить в «коневозку» и два часа куда-то ехать. У нас ближайший парк, где разрешена верховая езда — Рудольф Бенетс. Отсюда ехать 1 час.

pict4_reduced_comp

Участок за домом Ольги кажется большим, но для катания на лошади его недостаточно.

К.: А это специфика только штата Миссури, что на лошади покататься негде?

О.: Нет, это везде так в Америке. На своей земле конечно — катайся, сколько хочешь, но не у всех же она есть!

К.: И где же Вам всё-таки удаётся кататься?

О.: У себя на пастбище.

К.: А участвовать в соревнованиях в Америке удаётся?

О.: Здесь есть много интересных видов спорта, которые в России не практикуются, и о которых я узнала только здесь. Я на такие соревнования хожу в качестве зрителя или иногда — волонтёра. Сама не участвовала пока.

К.: А какие виды спорта?

О.: Ну вот, например то, что в России мы просто называли «прокат». Это всё равно как поехать в лес покататься на лошади. Здесь это называется “Competitive Trail Ride.” То есть не просто прогулка по тропе, а прогулка с элементами соревнований. Есть правила, которые чётко оговаривают, что должна уметь лошадь, что должен всадник уметь, и за что присуждают штрафные или поощрительные баллы, и как потом определяются победители. И этот вид спорта очень популярен в Миссури. Основная идея — это взаимодействие лошади и всадника, их взаимопонимание — лошадь должна выполнять требуемые команды, не пугаться, не шарахаться. Если, например, встретился ручей, лошадь не должна упрямиться, а должна переходить через него. Кроме того, учитывается выполнение разных манёвров - «сдать» лошадь назад, пройти между деревьями, повернуть.

К.: Ну, по местным трейлам народ ходил пешком, и можно представить себе маршруты, и как по ним ехать на лошади!

О.: Да! И оценивают работу всадника, скажем, по таким вещам, как подъём вверх по склону – всадник не должен мешать лошади, надо свой центр тяжести переносить вперед, чтобы ей облегчить задачу. И наоборот, когда она спускается вниз, надо отклоняться назад. Вот на таких приемах и смотрят, как всадник взаимодействует с лошадью. Конечно, нельзя использовать хлысты, это просто не допускается. Кстати, по правилам дистанционных пробегов нельзя надевать шпоры и даже веточку сломить, чтобы лошадь подгонять.

К.: То есть, лошадь ничем не подгоняется?

О.: Абсолютно.

К.: Идёт в естественном темпе.

О.: Ну, ногой, например, можно подгонять, но без шпор. Такое отношение к лошадям – это как раз положительный момент здесь, в Америке. То, что здесь называется “Natural Horsemanship” - то есть обучение лошади практически с момента её рождения не классическими способами, которые больше на дрессировку похожи. Нужно не пытаться лошадь заставить понять себя, а самому понять лошадь и «говорить с лошадью на её языке». Жестами, положением тела, выражением лица. Например, как протянуть руку лошади — если подать открытую ладонь, это лошадь испугает. Если подать тыльной поверхностью кисти, то лошадь её воспринимает как морду другой лошади, и она подойдёт и понюхает. Эти интересные методы основаны на опыте очень многих лет наблюдения за лошадьми, за тем, как они ведут себя между собой. Это сейчас и в России очень популярно, широко распространено и набирает силу. И те, кто следует этой методике, когда начинают работать с лошадью, то ведут себя как лошадь.

К.: То есть, не как господин...

О.: ...а как лошадь! Но лошади — они социальные существа, они живут в табуне и у них есть своя иерархия, т.е. у них есть вожак. Так вот, твоя задача — вести себя как лошадь, но показать, что ты — вожак.

К.: О! Вот это не просто!

О.: Вот этим ты и заслуживаешь уважение лошади. Не страх, нет. Они не боятся вожака. Они его уважают и слушаются. Ты должен стать таким вожаком для лошади. Зато когда проделана вся эта работа, когда к тебе приезжают друзья, и ты показываешь им какие-то приёмы, то многие просто не верят своим глазам! Такая огромная лошадь, а как собачка идёт рядом! Я остановлюсь, и он остановится, я шаг, он — шаг. И у меня нет ни хлыста, ни бича, а лошадь делает это, потому что хочет быть со мной.

К.: Да, думаю, что людей не сведущих это поражает!

О.: Да, это точно! Вообще-то, я про лошадей могу говорить без остановок много часов!

К.: Такой вопрос — у Вас две лошади, и оба Арабы?

О.: Нет. Один Арабской породы, а второй — Миссурийский Фокстроттер. Это местная порода, выведена в штате Миссури... Даже не знаю, как по-русски назвать эту породу, потому что в России нет даже самого такого понятия - «Gated Horse». То есть это лошадь, которая имеет другой аллюр. Нормальные аллюры лошади, обычные, естественные - это шаг, рысь и галоп. А у Миссурийцев есть «fox trot» - это такой аллюр. Это не шаг и не рысь.

pict5_reduced_comp

Фокстротер Captain Willow (Кэппи) с хозяйкой.

К.: То есть такой хитрый лисий шаг?

О.: Да. Передние ноги идут шагом, а задние бегут рысью – это и есть «фокстрот». И за счет этого при езде совершенно не трясёт. Сидишь, как в кресле-качалке, и едешь совершенно спокойно, потому что передом он идёт, а задом — бежит! У некоторых лошадей этот аллюр врождённый, особенно у высокопородных лошадей, но у некоторых он хуже проявляется, и поэтому их надо учить. Я купила этого коня, когда ему было 16 лет. Он участвовал в соревнованиях, получал очень высокие баллы и у него очень хороший, естественный, врождённый фокстрот.

К.: То есть на нём можно кататься без тряски?

О.: Да. И на нём мы катаем всех наших гостей, потому что он очень спокойный. Они оба у нас очень спокойные, не бьют задом, не кусаются, но Араб всё-таки лошадь горячей крови. Его может вспугнуть взлетевшая птичка. Что значит вспугнуть — он может сделать резкий скачок, резко прыгнуть в сторону, и неопытный всадник может не усидеть. Поэтому на Араба мы неопытных всадников не сажаем, а вот на Кэппи катаем даже детей. Он абсолютно спокойный!

pict6_reduced_comp

Это кто ко мне в загон забрался?

К.: Ещё вопрос — насколько это хлопотно и тяжело - держать лошадей у себя на участке? Сколько времени это отнимает?

О.: Мои лошади круглый год на пастбище за исключением нескольких дней в году зимой, когда идет ледяной дождь и потом дует сильный ветер. В такую погоду я их завожу в конюшню и на ночь закрываю. Снег они любят, снег им не страшен, им страшен ледяной дождь, когда вода замерзает в их длинной шерсти, и если на него, обледенелого, подует холодный ветер, он может заболеть воспалением лёгких. В те дни, когда они в конюшне стоят, естественно, надо опилки постелить и чистить на следующий день, вывозить навоз, сено давать два раза в день — утром и вечером. Сено мы покупаем летом, нам хватает его на всю зиму. Обязательно лошади нужна вода. А ещё нужна соль - они лижут соль, и я покупаю им специальные блоки. Воду зимой надо подогревать, чтобы она в морозы не замерзла. Если готовить лошадь к соревнованиям, надо её расчесывать, мыть специальными шампунями хвост и гриву, полировать копыта. Если лошадь на пастбище и на ней не выезжают, то чистить каждый день не обязательно. Я не могу сказать, что лошади требуют очень много ухода. Самое главное — каждые шесть недель приезжает кузнец и расчищает им копыта. Копыто — как ноготь. Оно отрастает, и если его не подрезать, то начинает трескаться и заламываться. Поэтому надо примерно каждые 6-8 недель, в зависимости от твёрдости грунта, обрабатывать и подрезать копыта специальным рашпилем, придавать им нужную форму. Мы своих лошадей не куём, потому что у нас мягкий грунт. Накормить, напоить и бегло осмотреть — нет ли где царапин, ран. Вот, пожалуй, и весь уход.

К.: А клещи летом досаждают?

О.: На пастбище у нас клещей нет. А вот оводы — да, особенно летом. Мы одеваем лошадям маски на морды. Есть специальные спреи от насекомых, чтобы опрыскивать лошадей. Но, во-первых, это химия, а во-вторых, мух и комаров спрей отгоняет, а на оводов не действует. Из ухода ещё надо упомянуть, что лошадям надо давать глистогонное средство раз в два-три месяца, поскольку лошадь ест с земли. Вот детям можно сказать: «руки мой перед едой!» А здесь — не скажешь и сам не помоешь! :-)

К.: Значит, страсть номер один в Вашей жизни — это лошади. Страсть номер два? Дом? Работа?

О.: Да я даже и не знаю. Вот огород свой очень люблю. Ну, работа, наверно. Потому что и лошади, и огород, и дом, и озеро - это всё в свободное от основной работы время.

К.: Что из себя представляет основная работа?

О.: Основная моя работа — работа переводчиком. Я восемь лет проработала в университете в отделе грантов. Это была административная работа, которая нравилась, но она не была страстью всей моей жизни. А переводы — это именно то, чем я всегда любила заниматься. А начиналось всё так. Я получила очень интересный диплом по окончании института. Закончила я географический факультет Московского Государственного Педагогического института имени Ленина по специальности география и английский язык. После окончания института я отработала по распределению учителем географии и английского языка, а потом устроилась на работу в Геологоразведочный институт в отдел научно-технической информации, где я переводила статьи по угольной геологии.  В 1979 году в Ростове открылся Северокавказский Филиал Всесоюзного Центра Переводов. Это была государственная организация, которая находилась в Москве. Она занималась тем, что по заявкам различных НИИ выполняла переводы из иностранных журналов на всевозможные темы. В то время это была единственная возможность для ИТР подработать официально. Я прошла вступительные испытания в этот центр, сделала контрольный перевод, который проверили и отредактировали. И по итогам меня приняли на работу переводчиком. Там была такая политика: они не принимали выпускников языковых ВУЗов, потому что перевод был очень специфический – технический текст. Не важно было, есть ли у тебя диплом по английскому языку, было важно, какое у тебя образование — инженер, химик, врач или геолог — потому что с языком всегда помогал редактор. Они очень много работали с переводчиками: проводили очень серьёзные семинары - трёх-, пятидневные. И на них учили именно практике технического перевода -  как работать со словарём, как работать над структурой предложения. Это дало мне очень большую поддержку и очень помогло в будущем.

Проработав два года переводчиком в Геологоразведочном институте, я «допереводилась» до того, что всерьез увлеклась угольной геологией. Пройдя 4-месячные курсы повышения квалификации при Министерстве Геологии СССР, я была переведена в отдел геологии и после этого 13 лет проработала геологом. Ездила по стране, спускалась в подземные шахты. Потом я работала в Новочеркасском Политехническом институте - уже не с геологоразведкой, а с шахтами. Пришлось по шахтам Ростовской области поездить очень много, и работали мы на угольную промышленность. Накапливались знания - не только по геологоразведке, но и по методам добычи угля подземным и открытым способом, названия всех комбайнов, крепи, профессиональный жаргон, который есть в любой профессии. Язык, который понимают шахтёры, горняки, геологи. Последним моим местом работы, связанным с углем, был НИИ при Ростовском Университете. Там была лаборатория, которая занималась продуктами сжигания угля, поскольку недалеко была Новочеркасская ГЭС — одна из крупнейших электростанций, которая работает на угле. Научные проблемы мы рассматривали самые разные - дымовые выбросы, что в них содержится, что делать с золой, которая остаётся. Комплексный подход был. То есть, я прошла весь цикл от геологоразведки, от поиска, до добычи угля, его использования и экологических проблем, связанных с его сжиганием. Параллельно все эти годы я продолжала работать внештатным переводчиком.

Так я продолжала работать до 1995 года, а потом совсем плохо стало с государственными учреждениями. Зато в это время нам начали активно помогать зарубежные страны - американцы, англичане. Это были финансирующие организации, которые вкладывали деньги в оказание помощи, в реструктуризацию. Я попала работать в Британскую программу, которая занималась реструктуризацией угольной промышленности. Мне помогло знание отрасли и свободное владение английским языком. Программу осуществляла британская консалтинговая фирма, очень известная, работающая во всём мире. С ними я сотрудничаю и по сей день. Несмотря на то, что я уже 9 лет как в Америке, они продолжают присылать переводы и остаются моим основным заказчиком.

К.: Жизнь переводчика наверняка изобилует интересными случаями. Может, расскажете что-то?

О.: Хорошо, расскажу один интересный случай. Очень важно не просто знать язык и не просто освоить технику перевода, а ещё крайне важно знать культуру страны. В бюро переводов общая политика такая: документ всегда переводится на родной язык. Я перевожу на русский. Поэтому, если надо перевести какой-то документ на английский язык, у них есть переводчики-американцы, для которых английский язык — родной, а русский язык они изучили или они им каким-то образом владеют. Им и дают такие переводы — с русского на английский язык, а потом мне присылают на редактирование. Например, часто приходится с таким сталкиваться: когда американцы едут в Россию, и там что-то случилось по медицинской части — то ли они попали в больницу, то ли им была оказана первая медицинская помощь, - они привозят с собой всевозможные выписки из истории болезни и квитанции об оплате, чтобы им здесь страховая компания всё компенсировала. Естественно, это всё на русском языке, а часто ещё и в рукописном виде. Вот это и надо перевести на английский язык, чтобы они могли передать все документы в страховую компанию. Вот такой совершенно анекдотический случай произошёл один раз. Для тех, кто вырос в России, особенно кто моего возраста, понятно, что такое госпитализация в России. Допустим, человек пролежал в больнице две недели, и в справке указано среди прочего оказанное лечение — медицинские препараты, физеолечение и т.д., и написано – «стол номер 5». Мне это понятно, что это диета номер пять. В советской санаторно-курортной системе здравоохранения и в больницах питание организовано по различным диетам. Откуда это может знать американский переводчик?! Вот тут и начинается анекдот. Написано про стол №5 было от руки. Он подумал, извините, что это, видимо, стул, но не тот, на котором сидят! :-) Так и перевёл, что «стул» пять раз в день! На самом деле, случаев такого рода очень много, потому что есть кроме всего прочего такой «компьютеризированный » перевод – это просто один сплошной анекдот.

К.: А как оплачивается работа переводчика?

О.: Либо за слово, либо за условную страницу (1600 знаков без пробелов или 1800 знаков с пробелами). Есть расценки за перевод, за редактуру и за вычитывание, так называемый «Proof-reading”.  В редактуре чрезвычайно важно знание родного языка, правописания, грамматики. Когда переводят «технари»-инженеры сугубо технический текст, им можно простить не владение деепричастными оборотами или пропуск запятой. Это им и в вину-то не ставится. На это и существует редактор, чтобы отредактировать уже готовый перевод. После редактора работа идёт к «Proof-reader». Его задача — самое большое внимание, особенно в технических текстах, уделять цифрам, потому что если один нолик пропустил, написал вместо одной сотой одну тысячную, то возможна любая катастрофа. В технических текстах все точечки, запятые, знаки после запятой — это всё надо очень тщательно проверять, и это делает «пруф-ридер». Работа кропотливая и требует большого внимания, но и редактор — тоже человек, тоже может что-нибудь пропустить. Вот так ведётся работа над переводом.

К.: А Вы какую из этих частей работы делаете?

О.: Я делаю все три позиции в зависимости от тематики текста. Например, если нужен перевод технических параметров оборудования —я это переводить не могу. Но если это контракт на поставку этого самого оборудования, это я могу перевести, потому что там используются общеделовая лексика и терминология. То есть, я перевожу тексты по геологии и горному делу, документы общего содержания, и редактирую и делаю пруф-ридинг практически по любой тематике. Когда через Русский лист рассылки обращаются с просьбой помочь перевести документы, я обычно откликаюсь и перевожу свидетельства о рождении, о браке, о разводе — которые требуются для оформления документов. Я делаю это бесплатно, потому что я считаю, что мы все живём в одном русском сообществе и должны друг другу помогать, и такие переводы — мой небольшой вклад. Я всегда очень рада возможности помочь. Я переводила несколько раз в суде, в больницах, но там — своя специфика, особенно в больницах. Для тех, кто не знает, скажу, что пациент за услуги переводчика на приёме у врача не платит, потому что больница обязана предоставить любому пациенту возможность общаться на его родном языке. Работу переводчика оплачивает либо больница, либо страховая компания, либо штат. То же самое в суде — суд предоставит переводчика и оплатит его услуги.

К.: То есть, у Вас такой опыт переводчика своеобразный — от письменных текстов...

О.: ...до устных переводов. Здесь, в Америке, к сожалению, не так много устных переводов. А в России устного перевода было гораздо больше, особенно в Британском проекте. Мы с британскими консультантами ездили по различным предприятиям от Мурманского порта до гостиницы Красная Поляна в Сочи! И везде приходилось переводить, доводилось давать интервью по телевизору, переводить на приёмах с губернаторами. Иногда тоже случались казусы. Вот был анекдотичный случай в связи с открытием британского центра по реструктуризации угольной промышленности в Ростове-на-Дону. В Ростов приехал английский посол, перерезал ленточку днем, на официальном мероприятии, а вечером был приём, который устраивал сам посол в самом шикарном по тем временам ростовском ресторане Петровский Причал на берегу Дона. Мы все получили открытки с приглашением, где было написано, что его Высокопревосходительство Посол Её Величества Королевы Англии имеет честь пригласить Вас и так далее и так далее. И вот мы приехали туда всем офисом на нескольких машинах в этот загородный ресторан с большими воротами. Ворота открыты, там — дорожка, мы по ней заходим, а там стоит посол и рядом с ним — его антураж. Мы подходим к ним, а настроение у меня было приподнятое, потому что за минуту до этого мы смеялись, обсуждая, как приветствовать посла — надо ли перед ним специальный поклон делать или что-то ещё. :-) И когда дошла моя очередь подойти для приветствия, он протянул мне руку, и я, соответственно, тоже. И он мне сказал: «Посол.» По-русски. Вот тут у меня просто всё отнялось. А что я должна была сказать в ответ? «Оля»?! У меня просто выключился мозг! Я улыбнулась, кивнула головой и пошла, потому что его русское слово «посол» меня просто убило!

К.: Вот какие интересные анекдоты случаются в жизни!

О.: Да! Вот ещё сейчас расскажу случай, который был 4 года назад. Это было до кризиса, в 2006 году, в Америке тогда дела ещё шли очень хорошо. Тогда и Россия была на подъёме тоже. Одна из крупных российских фирм попросила меня приехать на переговоры здесь, в Америке. Представители российской фирмы прилетали в Америку для переговоров о покупке американской угольной шахты!

К.: Ничего себе...

О.: Это была частная американская компания, которая имела угольную шахту и добывала там уголь. Так вот, подчеркну - российская компания приехала покупать американскую угольную шахту. У меня была такая гордость за отчизну, такая гордость... Я вспомнила эти 1992-ые — 95-е годы, когда иностранцы приезжали в Россию…

К.: и скупали предприятия?

О.: …ну тогда они ничего особенно не могли в России купить. Они приезжали в нищую Россию  и учили нас жить. И такие они были важные и высокомерные — просто победители. А теперь российская компания приезжает покупать угольное месторождение в Америке.

К.: Ничего себе, за 10 лет после 1996 года такая перемена, ситуация сильно поменялась.

О.: Да. Конечно, Россия — богатейшая страна в плане минерального сырья. Всё это в недрах и всё это надо разрабатывать. Это очень дорогое производство и финансирование идёт чаще всего из западных банков, потому что сумма денег просто огромная. У западных банков очень строгие требования к горным проектам. Прежде всего, должно быть технико-экономическое обоснование, а это не десять страниц, это тома. Отдельный том – по всевозможным экологическим и социальным последствиям.

К.: То есть, все-все стороны возможного воздействия.

О.: Да. И без этого «тома» ни один зарубежный банк даже рассматривать не будет возможность финансирования. И перед проектом проводится детальное исследование по всем параметрам. В России сейчас, конечно, уже есть специалисты, которые могут всё это провести местными силами, но руководство составлением этого отчёта в основном поручают зарубежным фирмам, потому что у них это отработано до тонкостей и мелочей. Когда уже вся финальная документация готова, она всегда делается в двух экземплярах — на русском и на английском. Заказчик-то - в России, а банкир — в Западной Европе. Благодаря опыту работы и образованию, я оказалась очень востребованной для переводов такого типа.

К.: Кто бы мог подумать в 1979 году, что через столько лет...

О.: ...Учительница географии и английского языка окажется очень востребованной переводчицей!

К.: Вот уж никогда не знаешь, где найдёшь, где потеряешь! В итоге у меня такой вопрос. Можно ли разместить объявление о том, что Вы можете помочь не с горно-рудными, а с более скромными переводами типа свидетельства о рождении или о браке на нашем сайте?

О.: Конечно.

К.: Я думаю, что у Вас найдется сразу клиентура и здесь, в Коламбии.

О.: Кстати, в Коламбии есть одна частная фирма, которая изготавливает оборудование для очистных сооружений. Одно из требований — поставка оборудования должна сопровождаться документацией на родном языке страны поставки. Я три раза для них уже переводила для трёх разных проектов, так что, Коламбия тоже работает с Россией.

К.: Выходит на международный рынок! Мир тесен, ничего не сделаешь! Спасибо огромное за интервью!

pict7_reduced_comp

------------------------------------

*Это интервью было взято 3 апреля 2011, но по ряду независящих от корреспондента причин, он смог его представить публике только в конце октября. Пользуясь случаем, корреспондент приносит свои извинения Ольге за задержку с публикацией интервью и выражает ей глубочайшую признательность за её терпение.

Фотографии размещены с разрешения автора.

(С) Все изображения и текст интервью. Сайт www.russianmidmo.org. 2011.

Comments

Очень интересно!

Спасибо большое за интервью! Было очень интересно почитать. У меня в России есть подруга-лошадница, тоже по Башкирии ходила. Нравилось ей очень, каждый год ходила, пока сына не родила.
А еще хочу добавить, что я тоже скучаю по свободе передвижения, что воспринимается как само собой в России: куда хочешь туда и идешь. Возникает какая раслабуха в сердца от такой бродяжнецкой свободы. Я помню, когда только я приехала в Колумбию, а дело было летом, увидела озеро недалеко от места, где я тогда жила, и говорю кому-то: ой, как здорово, надо будет сходить купнуться, а мне говорят: не получится: озеро частное, принадлежит нейбэрхуду... Да и купаться можно там, где разрешают... :(

Здесь, конечно, свои прелести есть, но так чтобы куда глаз кинул, туда и пошел или поехал, такого нет....

спасибо за информацию!

Оля, у вас очень интересная биография. Вот уж не знаешь как твоя судьба сложится....

Я и не знала, что больницы и суды обязаны предоставлять переводчика.

Про переводы

Оля,

А не было идеи организовать здесь, в Колумбии сою компанию по предоставлению переводческих услуг? Например, бюро переводов.

Я знаю, что каждый год студентам, приезжающим учиться в университет или в колледжи, требуется перевод специфических документов - от аттестатов о среднем образовании до складышей к дипломам. И каждый год у них возникает один и тот же вопрос - где можно перевести с заверением... А так был бы простой ответ - в бюро переводов Ольги Уэллс. :-)

Лошади...

В прошлые выходные я с детьми взяли урок верховой езды. Ну до езды у нас еще не дошло дело... :) А женщина, которая нас учила как раз учит по принципу Natural horsemanship. Как только она стала объяснять, то я сразу это поняла, потому что до этого прочитала эту статью! Мне очень понравилось, потому что мы начали с общения с лошадью, чтобы она признала, что ты - лидер, чтобы начала слушаться. Это все равно, что себе друга заводишь, а не просто железную лошадь на живую меняешь. Моя лошадь - очень нежная была, сразу положила мне свою тяжеленную голову на плечо... :) Очень стресс снимает...

Животные вообще обладают этим свойством снимать стресс... Люди создают стресс, а животные его снимают...

Спасибо!!!

Ольга, спасибо Вам огромное, интервью очень интересное!!!
А ещё, пользуясь случаем, очень хочу поблагодарить Вас за Вашу доброту, внимание, заботу, которыми Вы нас окружили шесть лет назад, когда мы только приехали в Коламбию! И за первую хлебопечку и мастер-класс по изготовлению ржаного хлеба! И за Ваше неизменное гостепреимство! Нам просто очень повезло, что одной из наших первых знакомых на новом месте оказались Вы!
А ещё у меня есть вопрос. Насколько я помню, Вы говорили, что делали переводы для Сильвинита. Сотрудничаете ли Вы с ними до сих пор? Я слышала, что у них идёт массовое сокращение персонала всвязи со сменой владельца.

Общие увлечения...

Мне кажется что общее увлечение всегда сближает людей. У лошадников (aka horse people) свое особое сообщество, у танцоров - свое...

В Мид-Миссури живет, работает или учится несколько сотен русскоговорящих из разных уголков бывшего СССР. И среди нас есть немало весьма интересных личностей. На странице "Наши люди" мы хотим рассказать о тех замечательных людях, которые живут рядом с нами, а еще лучше - дать им самим рассказать о себе, о своей жизни. Представьте, как это здорово, когда каждый из нас узнает, что его сосед по застолью - необыкновенная личность! Тогда и рюмка чая, выпитая в такой компании, приобретёт особый смак! И чем больше таких необыкновенных соседей, тем богаче и ярче само сообщество, тем интереснее жить в нём!

Содержание публикуемых в этом разделе интервью приводится в том виде, в каком оно одобрено интервьюируемыми перед публикацией на сайте. Соответственно, мы полагаемся на достоверность их слов, однако не можем нести ответственность за содержание их ответов на вопросы наших корреспондентов.

Mon Tue Wed Thu Fri Sat Sun
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30