Начало / Периодика / Наши люди / Интервью с Ларисой Артёмовой

Интервью с Ларисой Артёмовой

В этом году исполнилось 5 лет Русской школе города Коламбия в Миссури. Школа является одной из важных частей нашего сообщества. В ней трудятся три замечательные энтузиастки — Лариса Артёмова, Наталья Карасёва, и Наталья Изюмина. Этим замечательным женщинам мы посвятим серию интервью на нашем сайте. И открывает эту серию интервью с Ларисой Артёмовой.

larisa3

К.: Сегодня я беру интервью у Ларисы Артёмовой, основательницы русской школы города Коламбия.

Л.А.: Это очень громко сказано… Нельзя говорить обо мне, как об основательнице школы в единственном числе, потому что основателями являемся я и Наташа Карасёва вместе. Это была обоюдная идея. Она не принадлежит мне, а скорее можно сказать, что инициатором была Наташа. Попытки заниматься русским языком с детьми были и до этого. Ирина Пентина, сотрудница Школы журналистики университета Миссури, я и еще одна русскоговорящая бабушка (уже не вспомню как ее имя) пытались учить детей азам русского языка.

К: А было это когда?

Л.А. В 2004 году. Собрали нескольких детишек в возрасте от 5 до 7 лет и начали занятия... Теперь можно сказать, что это была такая первая неуклюжая попытка людей, которые никогда этим не занимались, обучать детей-иностранцев русскому языку.

К.: Много ли было в ней учеников?

Л.А.: Как я уже гворила, детишек было немного.Если мне не изменяет память, 5 человек.

К.: Хорошо, и вы втроём взялись за это важное дело. А опыт организации русской школы в Америке, где далеко не все дети хорошо говорят на русском, у кого-то из вас троих был?

Л.А.: Нет, у меня, по крайней мере, никакого опыта не было абсолютно! Вот у Ирины Пентиной был небольшой опыт частных индивидуальных уроков и кое-какие методические разработки.

К.: И тем не менее, первая русская школа начала свою работу…

Л.А.: Да, она просуществовала, наверное, один семестр, а потом как-то всё это само собой распалось. Уехала Ирина Пентина, и это стало главной причиной закрытия, ведь на ней держалась вся организационная часть этой работы: она занималась финансовыми вопросами, в которых я полный профан. :-) С учётом нашего опыта, пусть и не совсем удачного, появилась идея организовать школу на добровольных началах, силами родителей.

К.: То есть, вы учли печальный опыт первой школы?

Л.А.: Да даже не это. Я в принципе против платного обучения на уровне нашего преподавания. Возможно, во мне говорит «совок», который получил все бесплатно в стране Советов. Да и за что деньги брать? Для меня, например, особая честь учить наших детишек. Слава Богу, что родители нам доверяют такое ответственное дело.

l_and_n_red3

 

Лариса Артёмова и Наталья Карасёва. Сентябрь 2010.

К.: Да, это ответственность…

Л.А.: Это немалая ответственность. Поэтому я даже в какой-то мере была рада тому, что первая наша школа закрылась сама собой. И вот через некоторое время после отъезда Ирины я вернулась к своим мыслям о русской школе. Это могла бы быть не совсем школа в классическом понимании, а может быть какая-то студия, куда приходят дети, чтобы, обучаясь русскому языку, они могли общаться друг с другом, вместе читать, или что в этом роде. Вот тогда мы с Наташей Карасевой и нашли друг друга. Дело это оказалось Богоугодным. Бывший тогда настоятелем Греческой православной церкви отец Константин, предложил мне в стенах храма вести уроки русского языка. К тому времени при церкви уже велись уроки румынского и греческого языка для детей из этих диаспор.

К.: Прямо судьба...

Л. А.: А для меня Божья воля.

К.: Ну или Божья воля.

Л.А.: Так в 2006 году мы начали в стенах Греческой Православной церкви заниматься с детьми. Пришло сразу много детишек — у нас в первом же наборе было, если мне не изменяет память, 12 детей. Сейчас, когда вспоминаю и анализирую этот первый год, то понимаю, сколько ошибок нами было сделано! Но на ошибках учатся.

First_group_june_2006_red1

Первая группа Русской школы с родителями. Июнь 2006 года.

К.: Я сам хорошо помню начало Руской школы.

Л.А.: Да, когда вы приехали, это как раз был наш первый учебный год.

К.: Я помню празднование Рождества в Греческой церкви в 2006 году...

Л.А.: Да, да! Как раз это было в 2006 году. И мы начали с того, что отпраздновали Рождество вместе. Это был первый такой общий наш праздник.

К.: Традиция очень хорошая!

Л.А.: Да, Русская школа родилась на Православное Рождество и эта наша первая традиция – вместе праздновать Русское Православное Рождество и Старый Новый год со спектаклями, чаепитием, подарками, которые приносят Дед Мороз и Снегурочка.

К.: Как проходил этот первый год7

Л.А. В первый школьный год мы рассказывали детям о русской культуре, традициях. Знакомили с народными промыслами, даже пробывали лепить из глины дымковские игрушки. Разучивали народные песни, аккомпанируя себе на ложках, сопелках и погремушках. У нас даже чаепитие с сушками было.

Russian_song_june_2006_red1

Исполнение русской народной песни. Июнь 2006 года.

К.: … с самоваром!

Л.А.: да, с самоваром...

К.: Самовар я отлично помню! :-)

Л.А. А меня тогда, помню, очень порадовало, что многие русские дети пьют чай, что они знают, что такое наша традиция, которую мы не назывем, как японцы или китайцы, чаепитием, а так просто - «попить чайку». Кроме этого, знакомили с историей и географией России. С первого года в детских головках уложилось, что Россия — это самое большое государство в мире. Дети узнавали российский триколор, рассматривали фотографии исторически значимых мест Москвы, Петербурга.. Но главная, задача была - начать формировать интерес и чувство любви к такой далёкой и для многих чужой стране России, как Родине своих родителей и предков. Кто-то из детей родился в России и переехал с родителями в Америку. В каких-то семьях поддерживаются русские традиции, а для кого-то слово «Россия» - это совершенно отвлечённое понятие. Так что это был ознакомительный год. На второй год обучения мы решили разделить детей на две группы по уровню владения языком. Так как Наташа лучше владеет английским языком, чем я, естественно, она взяла группу начинающих детей, а я взяла группу детишек, которые свободно говорят по-русски. Объединяющими две группы стали уроки истории, которые мы проводили вместе. Это тоже было непросто, потому что я вела урок на русском, Наташа переводила на английский, чтобы было понятно англоговорящим детям, а в итоге получалось, что скучновато было и тем и другим.

К.: То есть, занятия шли непросто?

.Л.А.: Да, непросто. Иногда казалось, как в потемках блуждаем. И опять мы начали думать, как же сделать уроки интересными и запоминающимися. Дело в том, что в американской школе, особенно в первые годы обучения, у детей много так называемого «фана» на уроке (прим. корр. - от англ. слова fun — радость, веселье), Считается, что дети не должны скучать во время занятий. А я всё-таки в советском ВУЗе училась, а нас учили тому, что самое главное - это усвоение материала. А для этого нужно уметь этот материал преподнести последовательно, серьезно, методично, разнообразно. Я очень старалась так проводить уроки, чтобы не быть слишком скучной, но и не впадать в сплошное веселье.

Russian_games_outside_june_2006_red1

Народные игры в Русской школе. Июнь 2006 года.

К.: Да, подходы к обучению совершенно разные.

Л.А.: Ну да. Но я могу сказать, что дети, по крайней мере, моя группа, уже подладились под меня, а я под них. Я чувствую, когда они начинают скучать, стараюсь удерживать внимание и интерес. Очень хочется как можно больше рассказать детям, научить размышлять над произведениями, которые читаем. Помогает то, что по возрасту детишки близки друк к другу, разница 1-2 года, и когда мы начинали, они были на уровне начальной школы.

К.: То есть, это были уже те дети, которые могут усидеть на занятиях...

Л.А.: Да, могут уже усидеть, удерживать внимание и усваивать материал. Ну, а на третий год к нам присоединилась наша замечательная Наташа Изюмина...

К.: И появились любимые уроки музыки...

Л.А.: Да, и появились уроки пения. Для детей – это такой яркий, эмоциональный урок. Разучивание песен на русском языке, особенно для ребятишек, которые не говорят по-русски, - это не только удовольствие, но и достаточно тяжелый труд. Помимо всего, совместное пение очень сплотило детей. Во многом благодаря музыкальным занятиям и появился наш школьный театр.

К.: И какой же спектакль был первым? Если не ошибаюсь, «Теремок»?

Л.А.: Да, и это было уже во второй год, кстати сказать. «Теремок» по сказке С. Маршака мы поставили еще под аккомпанимент собственного пения, но это уже был костюмированный спектакль для наших самых благодарных зрителей - родителей. Тогда я еще не прикасалась, я ещё не меняла произведения наших знаменитых детских поэтов :-)

teremok_2007_red

Спектакль «Теремок». Июнь 2007 года.

К.: Ну это называется адаптация! :-)

Л.А.: Да... Всем понравилось- детям играть, а родителям - смотреть. И мы решили продолжать это прекрасное начинание дальше. Так у школы появились традиции – к каждому празднику по спектаклю. Да, еще один любимый праздник – Женский день! Это ведь наша советская традиция, которую мы перетащили с собой в капитализм. Дети очень любят этот праздник, мы ставили спектакли, разучивали стихи и песни. Поздравляли мам и бабушек. Ведь в Америке нет Женского дня, а в России его празднуют с большим размахом.

К.: Даже с энтузиазмом…

Л.А.: Да, с энтузиазмом, с подарками, с цветами - так празднуют только в России. И вот мы решили тоже отмечать его. В первый год, когда у нас не было ещё музыкальных занятий, дети успевали даже делать подарки мамам.

К.: Да, я помню – открытки дети делали…

Л.А.: Да, подарки, открытки мамам. Вот так вот начинаешь говорить и вспоминаешь, как оно всё было в самом начале! Всё всплывает в памяти. Когда вы предложили рассказать о школе, то я подумала: а о чем же рассказывать?

К.: А ещё я помню, что раньше, в первые два года школы, когда заканчивался школьный год, перед летними каникулами детям давали грамоты. У нас дома они висят на стене.

Л.А.: Совершенно верно. Но это опять же – Наташина идея. И ее удивительный энтузиазм.

К.: Хорошо, Лариса, а что сейчас из себя представляет Русская школа? Сколько детей ходит?

Л.А.: Сейчас у нас две группы, или два класса, если угодно. Класс начинающих довольно большой, сейчас регулярно его посещает 10 детей, но об этом подробнее может рассказать Наташа Карасева. А в моем, старшем классе, 4 человека.

К.: То есть, в этом году в Русской школе 14 детей.

Л.А.:С этого года появился новый урок для наших мальчиков-подростков, которым уже не хочется петь. Проводит его Наташа Карасева. На этом уроке дети читают небольшие рассказы и обсуждают их. Ну, а те, кто еще не стестняется петь в это время разучивают с Наташей Изюминой песенки.

Russ_school_sept_2010_red

Русская школа – сентябрь 2010 года.

К.: Я знаю, что моя дочь ходит на пение и музыкальные занятия с огромным удовольствием!

Л.А.: Да, те, кто поют, – очень любят это. Первое время Наташа Изюмина приносила маракасы, свистульки, ложки, треугольники и у нас даже был оркестр.

К.: Да-да, помню, ложки деревянные были!

Л.А.: Надо будет ей напомнить, чтобы и с этими детьми тоже устроить такие занятия с оркестром.

К.: О, это будет замечательно!

Л.А.: Учеников русской школы традиционно приглашают выступить перед Рождеством в приходе Греческой церкви. Мы стараемся каждый год спеть что-то новое.Очень приятно, что после выступления наших детей подходят прихожане церкви и благодарят за красивое пение.

К.: Хорошо, Лариса, у меня по ходу разговора возникло два вопроса. Первый. Вот Вы несколько раз упоминали, что Вы – педагог. То есть Вы были педагогом в России?

Л.А.: Да, у меня советское педагогическое образование.

К.: Не могли бы Вы немного рассказать об этом?

Л.А.: Я большую часть своей производственной жизни проработала с детьми, причем с детьми разного возраста – от дошкольного до подросткового. Это и многолетнее заведование детским садиком, и работа в школе учителем, и организация и проведение христианских летних лагерей. Я даже привезла с собой в Америку несколько альбомов с фотографиями этих летних лагерей, в которых я работала директором, чтобы вспоминать о том, что навсегда прошло. Я даже не предполагала, что опять буду как-то общаться с детьми.

К.: То есть, Вы потенциальный на самом деле директор школы?

Л.А.: Слава Богу, что я не директор! Наташа Карасева оказалась прирожденным организатором, неутомимым и творческим.Так как это только два класса, то и деректора нам не нужно, а уж тем более завуча.

К.: Нет, ну в школе должен быть директор и завуч! :-)

Л.А.: Нет, я, наверное, режиссёр! :-) Как Наташа меня называет - Лариса Товстоногова. :-). Это скорее мне по душе. Я адаптирую произведения детских писателей и сказки, переделывая их в спектакли. Последним был спектакль «Три медведя» - я его написала в стихах сама от начала и до конца. В один из новогодних праздников был удачный спектакль «Заюшкина избушка», старшие инсценировали басни Крылова. Один из лучших спектаклей – «Доктор Айболит». Жалко, что я по своей лени ничего почти не сохранила.

Fourth_group2_May2009_red

Участники спектакля «Айболит». Июнь 2009 года.

К.: О-о-о-о!

Л.А.: :-) Началось это переделывание призведений детских писателей с того, что в стихах, которые дети должны были заучивать, было много непонятных для них слов. Да и детей у нас больше, чем, например, персонажей в сказке Корнея Ивановича Чуковского «Муха-цокотуха» или в русских народных сказках. Приходилось прибавлять персонажи и добавлять ситуации. Кроме того, мне это очень нравится самой.

К.: Это очень хорошее хобби! Вот на сколько я наблюдаю, детям спектакли очень нравятся Они с удовольствием слова разучивают…

Л.А.: Да, дети любят выступать. Через театр дети раскрепощаются, раскрывают себя, учаться импровизировать на сцене. В моей практике был такой опыт, когда дети через театр начали отогревать свои сердечки. В середине 90-х мы организовывали лагерь для детей-сирот и тоже ставили спектакли с их участием. Окаменевшие детские сердца стали смягчаться, на лицах стала появляться улыбка. Возможность самовыражения – великая вещь. Мы и на уроках стараемся заучивать стихи, читать рассказы по ролям, разбирать характеры героев произведений.

К.: То есть, творчество так вот помогает вам на занятиях в русской школе?

Л.А.: Помогает и оживляет занятия. По секрету скажу, что есть у меня такая задумка, конечно, если буду жива, то, может быть, действительно с нашими подростками, которые здесь есть, организовать русский театр.

003_tri_medveda_repetizia3_red2

Репетиция спектакля «Три медведя». Декабрь 2010.

К.: Вот мы и плавно перешли к теме, которая меня очень интересует. Я наблюдаю, как школа развивалась с 2006 года по сегодняшний день. А что будет у неё впереди?

Л.А.: Это очень трудный вопрос.

К.: Можно, я объясню? Вот уже появилась в нашей школе группа ребят-подростков, которым всё это становится не очень интересно. То есть понятно, что само развитие детей – оно вынуждает менять школу.

Л.А.: Да, я согласна. Мы об этом всё время думаем, думаем, что же делать...

К.: Вот я бы разбил свой непростой вопрос на несколько. Что бы Вам хотелось сделать в школе? Вот в идеале. Давайте предположим, что у Вас – неограниченные ресурсы, деньги... Вот что бы Вы сделали?

Л.А.: Первое – это проблема педагогов, пока их нет..Вторая больша проблема – это помещение для школы. Мы непрестанно благодарим Бога и отца Майкла за то, что нам бесплатно дают возможность собираться в храме. Но церковь маленькая, и мы там с трудом помещаемся. Если помечтать – то нам нужны учителя и место встречи, которое было бы нельзя изменить. :-)

К.: Это действительно чудо, что удаётся находить место для занятий без оплаты…

Л.А.: Мы собираем некие пожертвования, которые, конечно, в общем-то, далеко недостаточны... И каждый раз мы не знаем: разрешат нам собираться в церкви или нет. В прошлом году ситуация была настолько критической, что по нашей просьбе Геннадий Александрович (прим. корр. – проф. Барабтарло) договорился с университетом, но там тоже были выставлены некоторые условия, которые нам не совсем подходят, например нам бы пришлось отказаться от уроков пения. У нас вырастает новое поколение русских американцев, которым сейчас 5- 6 лет, я думаю, что и для них что-то нужно делать.

К.: Точно, человек 4-5 набирается как минимум...

Л.А.: Ну вот, такой дошкольный класс. Я бы с удовольствием взяла этот класс, а старших отдала бы в какие-то хорошие профессиональные руки. Хорошо было бы, чтобы с ними продолжали изучать русскую классику, историю страны. Дети очень восприимчивы к стихам. В этом году, когда мы читали стихи Маяковского, которого совсем неоднозначно воспринимают даже взрослые, детям так понравился ритм этих стихов, что это сподвигнуло их на написание своих стихов. Надеюсь, что Вы поместите их на вебсайте. Мы читаем рассказы по ролям, и дети перевоплощаются во время таких чтений.

К.: А это потому что им интересно!

Л.А.: Да, конечно, им интересно!

К.: То есть, они уже сами начинают играть?

Л.А.: Да, они начинают играть. И мы разный материал ведь брали – и очень лёгкий, и более сложный материал в плане языка. И прежде чем дать какой-то более сложный материал, мы всегда разбираем и исторический период, и характеры персонажей, и их поступки. В прошлом году к 65-летию Победы мы читали стихи и рассказы о войне., потом праздновали День Победы и пели песни военных лет, читали стихи. Каждый год мы выбираем тему, которая проходит через весь учебный год. В прошлом была тема «Великие люди России», в этом году –«События, которые повлияли на историю России». Дети должны подготовить проект по выбранному ими историческому событию. Началась эта серия докладов с темы «История городов России» .

К.: Да, я помню, были доклады о городах...

Л.А.: Хотелосьсь бы всё это продолжить. На уроках мы не просто читаем текст, а рассуждаем, почему герой поступил именно так, что происходило в это время, что это был за исторический период. Мы вот изучали отрывок из поэмы «Евгений Онегин» о Москве. Там есть лирическое отступление «Как часто в горестной разлеке...». Как раз перед этим была тема «Война 1812 года.», а в этом отрывке есть упоминание о московском пожаре. И когда мы разбирали это стихотворение, то дети вспомнили о каком пожаре идет речь.

К.: То есть, это у них хорошо в головах отложилось...

Л.А.: Да, конечно. В прошлом году «Бородино» изучали, слушали музыку Чайковского – его «Увертюру 1812 года». В этом году дети учили наизусть стихи Лермонтова, Цветаевой, Маяковского. Читали многие рассказы Драгунского, Носова, Голявкина. И надо сказать, дети эти рассказы полюбили.

К.: Т. е. смеются над тем же, над чем и мы смеялись?

.Л.А.: Совершенно верно! То есть, , они хохочут над тем же, над чем хохотали их родители. Хорошая литература она ведь не стареет и не теряет своей жизненной силы.

К.: Это говорит о том, что Драгунский – уже классик. Эпоха изменилась, реалии изменились, а его произведения не стареют и всё так же смешны для детей.

Л.А.: Конечно. Ну вот так мы стараемся, и дети воспринимают то, что мы пытаемся до них донести. Очень жалко, конечно, что у нас такая большая коммьюнити, но никто пока не хочет присоединиться к нам и учить в нашей школе подрастающее поколение. Вот может, если на веб-сайте прочитают это интервью, то мой призыв такой: МЫ ИЩЕМ УЧИТЕЛЯ на следующий год для старших детей.

К.: Хорошо, то есть Вы хотели бы найти в идеале ещё учителя именно для старшей группы.

Л.А.: Да, для наших старших детей. Я не знаю, может Наташа (прим. корр. – Карасёва) тоже хотела бы что-то, но пока она не говорит об этом.

К.: А с ней мы сделаем отдельное интервью и как раз подробно спросим её об этом!

Л.А.: Да, это надо спросить, потому что в ее классе тоже дети разного возраста и их много.

К.: Хорошо, вот ещё такой вопрос у меня. Когда собираются общие пикники, то видно, что есть ещё приличное количество детей помимо тех, кто ходит в Русскую школу. А почему они не ходят в Русскую школу? Не знают о ней?

Л.А.: Ну, о том, что Русская школа есть в Коламбии, знают практически все в городе. Кто-то дома сам занимается, у кого-то времени нет – у всех разные причины.

К.: А напомните, пожалуйста, ещё раз, с какого возраста начинается приём детей на занятия в школе?

Л.А.: С шести до тринадцати лет. Просто четырнадцатилетним уже будет немного скучновато на занятиях. Приводить детей в школу или нет - это решение родителей, и каждый выбирает сам. Но, в принципе, наши двери открыты, хотя с учетом всего выше сказанного ни учителей ни места для новых детей не хватает. Но, тем не менее, мы еще никому не отказывали.

К.: А вот Вы упоминули о том, что хотели бы организовать театральную студию для русскоязычных детей. Как она Вам видится – как часть Русской школы или как что-то совершенно самостоятельное?

Л.А.: Я думаю, пока это будет часть Русской школы. То есть, как какой-то такой маленький отросток от Русской школы. Может, это так оно и будет, когда наши старшие дети перерастут, и мы сможем собираться... Это опять из области фантастики. Ведь, к сожалению, так мало времени втечение недели, что я уже даже как-то боюсь говорить о том, чтобы собираться дополнительно. У детей и у нас, у всех сложно, конечно, со временем. Но опять же, если бы нашёлся человек, который мог собирать детей у себя... Очень много «бы».. Мне сейчас кажется чудом, что идея создания русской школы смогла воплотиться, так опять же, если это Богоугодное дело, то и эта новая идея осуществится.

К.: И не просто воплотилась, а уже пять лет вполне успешно живет и развивается...

Л. А.: Да, уже пять лет работы... Дай Бог, чтобы ещё сколько-то лет всё это проработало.

К.: Ну в школе сейчас всё держится на вашем энтузиазме!

Л. А.: Да, и я думаю, что мы должны друг в друге этот энтузиазм поддерживать, стимулировать, потому что иногда чувствуется усталость, а в последнее время - и просто цейтнот. И что важно, нам во многом помогают родители детей – это практически ещё третий класс нашей Русской школы! :-) Вы нам так помогаете всегда! И вы с энтузиазмом поддерживаете все наши придумки и начинания. Пользуясь возможностью, хочу сказать всем большое спасибо!

К.: Ну, мы только поддерживаем – не более того, так что двигатель школы – всё-таки вы с Наташей.

Л.А.: Родители наши и в театре играют. Потом, Новогодние праздники помогают проводить – у нас есть свои Дед Мороз и Снегурочка, практически, уже сложившийся коллектив. Для постановок есть свои «пираты» и Бармалей. :-)

К.: Лариса, а вот ещё такой вопрос. Русские школы есть в Сент-Луисе и Канзас-Сити. Нет у Вас такой идеи, чтобы устанавливать с ними контакты? Например, приглашать их к нам на праздники, ездить к ним в гости, устраивать совместные чаепития, показывать спектакли?

Л. А.. Я знаю, что в Сент-Луисе сильная, серьезная школа. Я читала рекламу, в которой они рассказывают о своей деятельности. В Америке существует Ассоциация Русских школ, членом которой они являются. Школа в С.-Луисе действительно серьёзная, там педагоги со специальным образованием, филологи ведут русский язык, художники учат рисовать, музыканты ведут музыку. Там ведь очень большая русскоязычная диаспора проживает. Плюс, они берут деньга за обучение, и их школа – не дешёвая. Таким образом, они могут себе позволить снимать помещение для занятий. Я так думаю, и там не сразу всё организовывалось. Конечно, Коламбия – небольшой по сравнению с Сент-Луисом город, но в принципе, можно, конечно, попробовать.

К.: Понятно, что вопрос финансирования школы – серьёзный. И вот после опыта пятилетнего существования Русской школы, как Вы уже с нынешних позиций смотрите на концепцию платной Русской школы?

Л. А.: Ой, Вы знаете, на самом деле, когда отец Константин предоставил нам возможность вести занятия в Греческой церкви, то одно из основных условий было, что эта школа должна быть бесплатная, что мы не берём деньги за это. И так как мне сейчас вот сказали, что Греческая школа при том же храме стала платная, то вопрос этот становится таким, ну не совсем ясным... Но честно скажу, что лично я не хочу, чтобы какую-то плату с родителей собирали. Мне вот, например, морально легче вести это на добровольной основе. Потому что, когда я получаю деньги за это дело, то тогда вообще ночью спать не буду. Я буду готовиться, переживать ещё больше – вот я беру деньги, а не даю детям вот это, вот то... Это не со мной, пожалуйста, с кем угодно, но не со мной.

К.: А вот, скажем, для привлечения новых учителей плата помогла бы? Хоть какая-то минимальная плата за их уроки?

Л. А.: Я думаю, что да. Потому что у нас тут были две аспирантки, девушки очень толковые, с опытом работы педагогическим, и когда одной из них предложили вести занятия, то первый вопрос, который она задала был: «Сколько вы за это заплатите?» Понятно, что те русские аспиранты, которые здесь есть, конечно, заинтересованы в подработке, они ведь очень маленькую стипендию получают. Я знаю, что и сейчас здесь есть аспиранты, которые немного подработать не прочь, но главное, им это будет интересно. Ну, а если не аспиранты, то кто-то из русской диаспоры, может быть, захотел бы. Когда я читаю переписку на форуме, то просто диву даюсь, сколько же у нас физиков-лириков, прекрасно владеющих пером! Вот это бы в нужное русло!

К.: То есть, есть смысл расмотреть вопрос об оплате за занятия?

Л. А.: Если родители эту инициативу поддержат, то почему бы и нет.

К.: Вам огромное спасибо за такое интересное интервью!

Л. А.: Это Вам спасибо, что дали возможность вспомнить первые шаги, проанализировать прошлое и подумать о будущем.

К.: О, уж за пять лет существования школы – есть что вспомнить! :-)

Л. А.: Да, и основное - у нас очень хорошие дети растут! Они любят узнавать новое. И это очень приятно, это, наверное, свойственно всем нашим русским детям – они любят учиться.

К.: Спасибо ещё раз за Ваши старания, за вложенные в школу силы, за этузиазм. И я уверен, что это можно сказать от лица всех родителей Русской школы – все они меня поддержат.

Л. А.: Спасибо! :-)

Фотографии размещены с разрешения авторов.

(С) Все изображения и текст интервью. Сайт www.russianmidmo.org. 2011.

Comments

Вопрос Ларисе

Лариса,

А какие наглядные материалы Вы используете на уроках? И могут ли родители помочь с изготовлением этих материалов?

ответ на вопрос о наглядном метериале на уроках.

На своих уроках я использую наглядный материал по мере необходимости. Когда необходимо - репродукции русских художников, различные сувениры народных промыслов. Включаю музыку русских композиторов.

Сочинения детей

А где можно почитать сочинения, написанные детьми из Русской Школы?

Интересно!

сочинения детей русской школы

Виталий обещал поместить их на сайт "Сообщества"

Русская школа и ее будущее

Дорогие родители! Сегодня в Греческую церковь приезжал архитектор, короторый занимается разработкой проекта строительства нового здания церкви в Колумбии. Он рассказывал о проекте. Так как в Америке, если есть деньги, то строительство, как правило, не занимает много времени, то есть шанс что новое здание будет вскоре построено. Нам бы очень хотелось там продолжить занятия русской школы.
Но сейчас перед Пасхой церковь собирает пожертвования на декарирование икон и прочего. Хотелось бы, чтобы и мы приняли посильное участие в этом. Пасха в этом году 24 апреля, и если бы мы смогли собрать по мере наших сил некоторую сумму, то этим бы мы помогли церкви.
Спсибо, Лариса

Творчество наших учеников

На странице Русской школы открыта папка с творениями учеников Русской школы:

http://www.russianmidmo.com/rus/SHkola/Tvorchestvo-nashih-uchenikov

Пока там есть 2 рисунка (Алексис и Васо) и 4 стихотворения (Марина, Полина, Сергей, Тимофей).

Дорогие родители и УЧИТЕЛЯ! Не стесняйтесь присылать редакторам сайта произведения учеников - сочинения, стихи, рисунки, фотографии поделок (можно и сами поделки!).

И тишына...

Что-та у вас тут савсем тихо. А я думал што коментов будте под сотню - как никак будущее школы обсуждается в интервью. Так понимать што родителям всё равно платная школа будет или безплатная, с дошкольной группой или бес нее...

О будущем школы

Лариса,

Для меня самый интересный и насущный вопрос - о перспективах школы. Огромное Вам спасибо за рассказ о планах на будущее. Очень порадовало то, что Вы видите школу не как временную компанию по обучению небольшой группы детей, а как некоторую долгоживущую образовательную систему с разными ступенями (дошколята, младшие, старшие).

Понятно, что привлечение новых преподавателей необходимо. Понятна и непростая проблема с оплатой. Поскольку платить прийдётся (если прийдётся!) родителям, то у меня к ним несколько прямых вопросов:
1) готовы ли родители платить за обучение детей в Русской школе?
2) как построить систему оплаты (каждый месяц, каждый семестр, за каждое занятие или за час занятий, платить за ребёнка или за семью)?
3) сколько готовы платить родители за обучение?

Со своей стороны скажу, что наше семейство заинтересовано в организации класса дошколят. Но такой класс предполагает привлечение преподавателя для старшей группы, а значит - и введение оплаты. Соответственно, я готов платить за обучение в школе. В переписке по мэйлу уже прозвучала цифра $50 в месяц (насколько я понял, столько платят в Греческой школе). По моему скромному мнению - вполне приемлемая сумма для обсуждения. Я бы платил за занятие по принципу "пришёл преподаватель, отработал свой урок - получил гонорар".

Если есть другие мнения - не стесняйтесь поделиться ими.

А уроки географии?

А не забылили упомняуть ещо уроки геонрафии которые дала (если не ошибаюсь целых 2) Ольга Веллс. И было это аж на второй год школы. Интересно - почему не продолжили те уроки?

В Мид-Миссури живет, работает или учится несколько сотен русскоговорящих из разных уголков бывшего СССР. И среди нас есть немало весьма интересных личностей. На странице "Наши люди" мы хотим рассказать о тех замечательных людях, которые живут рядом с нами, а еще лучше - дать им самим рассказать о себе, о своей жизни. Представьте, как это здорово, когда каждый из нас узнает, что его сосед по застолью - необыкновенная личность! Тогда и рюмка чая, выпитая в такой компании, приобретёт особый смак! И чем больше таких необыкновенных соседей, тем богаче и ярче само сообщество, тем интереснее жить в нём!

Содержание публикуемых в этом разделе интервью приводится в том виде, в каком оно одобрено интервьюируемыми перед публикацией на сайте. Соответственно, мы полагаемся на достоверность их слов, однако не можем нести ответственность за содержание их ответов на вопросы наших корреспондентов.

Mon Tue Wed Thu Fri Sat Sun
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31